Рысева А.А.

Незабытые имена

 

 

Кто она, доктор Рысева?

 

Александра Рысева, талантливый доктор, доверенный врач ЦК профсоюза металлургов и яростный защитник здоровья рабочего класса.

Из ее 37 трудовых лет 22 года были отданы служебному долгу – охране труда и безопасности жизни трудящихся уральских заводов.

Это имя – Александра Афонасьевна Рысева – в 60-80-е годы прошлого века было известно всем медикам и в заводской поликлинике, и в травматологических пунктах города. В сфере ее деятельности было участие в работе ВТЭК. Она добивалась пересмотра заключений по нетрудоспособности, защищая работника при ущемлении его прав, выносила определение в районные суды.

Главный травматолог города, Почетный гражданин города Нижний Тагил, Ю.В.Казарин все сложные проблемы оценки производственных травм на НТМК решал только с Александрой Афонасьевной.

География ее неустанной работы охватывала все металлургические заводы Среднего Урала. Безопасность труда, своевременное оказание медицинской помощи, контроль над качеством лечения в больницах, за обеспечением необходимыми медикаментами, объем необходимой поддержки для пострадавших на производстве. Все эти проблемы Александра Афонасьевна представляла для исполнения руководству заводов, и многие задачи решала сама. Но при этом страдало самолюбие мужского начальства. И здесь она действовала своим женским обаянием. Начальники-металлурги не всегда были согласны с ее решениями, пытались их отменить. И все-таки настойчивость доверенного врача ЦК профсоюза, заводского доктора Рысевой разрушала негативные аргументы, заставляла производственников менять свои позиции. Ее по имени-отчеству знали все руководители уральских заводов, тщательно готовились к ее проверкам.

Прошли года. Многое изменилось на НТМК после образования нового государства – Российской Федерации. Пришло новое состояние общества, многие дела и таланты остались в завбении. Но имя нашего доктора иногда звучало. Помнится, за праздничным столом, в день металлурга, у начальника рельсобалочного цеха С.М.Арша, собирались известные металлурги, командиры производства. Приглашали и медиков – автора этих строк, и заведующего травматологической службой, ученика известного врача Ю.В.Казарина – А.В.Котова. Иногда, среди рассказов о заводских победах и промахах, звучало имя Александры Афонасьевны – и в негативе, и с доброй памятью.

Василий Александрович Вандышев, заместитель главного инженера НТМК по охране труда и технике безопасности, вспоминал, что он никогда не принимал отчеты от цеховых служб без участия доктора Рысевой. Они нередко спорили до высоких нот, и не всегда Александра Афонасьевна могла убедить его в своем решении. С большим уважением вспоминает о ее деятельности старейший и самый компетентный металлург и ученый М.И.Аршанский.

Какими путями удавалось этой женщине решать тяжелые мужские проблемы?  Где истоки ее целеустремленного труда? Кто она – доктор Рысева? Какая земля вскормила ее своими жизненными соками?

Александра Афонасьевна своей судьбой повторила этапы истории Советского государства.

Родилась 11 октября 1927 года в Курганской области, в небогатой деревне Нижнее Глубокое Лебяжьевского района, в крестьянской семье. Даже от названий этих мест веет простором и привольными лугами. Ее родители никогда не были зажиточными, жили с ограниченным достатком. Отец на лошади своим трудом поднимал пашню, отсеивал зерновые, мать ухаживала за огородом и коровой. Где могли – помогали дети. Семья была по-русски крепкая и дружная. В доме подрастали трое братьев и маленькая Шурочка. Родители держали детей в строгости и труде. В семье никогда не было ссор и скандалов. Афонасий Лукич и его супруга Ефросинья Дмитриевна Маторины вместе прожили в любви и согласии 47 лет, воспитали четверых детей великими тружениками, дали всем достойное образование и вместе сумели пережить тяжелое лихолетье тридцатых годов и Великой Отечественной войны. Сами родители своим детям помочь в учебе не могли. Ефросинью Дмитриевну никто грамоте не обучил, в школе она не бывала, до конца своей жизни она не умела писать и читать. Ее супруг, Афонасий Лукич  на деревне считался очень образованным. Он окончил 4 класса сельской школы, письма и прошения писал понятным языком и даже знал из арифметики дроби. Эти знания всегда были предметом гордости всей семьи. Им всем вместе довелось пережить тяжелое лихолетье тридцатых годов и Великой Отечественной войны.

В 1931 году случилось всенародное несчастье. В деревне начали всех крестьян записывать в колхоз. Родные, ухоженные наделы были отчислены в общественные поля. Со двора уводили в общее стадо коров, вывозили из амбаров зерно, описывали заготовленное сено. Пока крестьяне думали и решали, вступать или не вступать – самых старательных, умелых мужиков, создавших семейным трудом примерное хозяйство, объявили кулаками. За несогласие их вместе с семьями в товарных вагонах отправили в далекую ссылку – на Урал, в Сибирь, на Дальний Восток – на великие стройки советского социализма. А кого-то – и на Колыму.

Тяжелый каток беды прокатился и по семье Афонасия Маторина. Их, как и соседей, комитетчики обозвали кулацким отродьем, дом с постройками передали сельсовету, угнали в общественное стадо весь домашний скот. Из закромов Маториных ссыпали в мешки годовой запас зерна и на телегах обозом отправили на станцию. Туда же под охраной отправили и всю семью – в далекую ссылку, с поражением гражданских прав. Никаких вещей брать не разрешили.

Поезд остановился на станции «Нижний Тагил». Пешком, нагруженные домашним скарбом, переселенцы добрели до полуразрушенного барака. В тот же день Маторины поправили крышу, сменили гнилые половицы и начали новую, неизведанную жизнь. Политические репрессии распространялись на всю семью – без права голосовать, без права на социальное обеспечение. Ограничено образование детей. Запрещено перемещение вне городских границ. Даже на выезд за  продуктами в ближайшие села требовалось особое разрешение коменданта поселения. Детей-школьников не принимали в пионеры и в комсомол. Ежедневно ссыльные были обязаны отмечаться в комендатуре.

Маторины жили бедно, часто голодали. Разработали вручную огромный огород, спасались только картошкой и мелочью с грядок. В ближайших лесах собирали грибы, ягоды, щавель, на пустырях обрезали крапиву. Иногда удавалось обменять овощи на одежду и обувь. Все дети, даже маленькая Шурочка, как могли помогали работающим родителям: окучивали, поливали грядки, заготавливали дрова на зиму. Собирали на свалках отходы, сучья, засохшие стволы деревьев. Окрестные леса были очищены ими полностью.

Вот именно в задымленном, чужом, сером городе, в этой трудовой и неласковой эпопее выросли и окрепли яростные борцы за справедливость, неутомимые труженики. Именно поэтому в будущем у Александры Афонасьевны навсегда созрел протест против несправедливости. При ущемлении законных прав пострадавших на производстве равнодушной она не была.

Страшные 30-е годы пережила семья Маториных. Было тревожно. Взрослые спали одетыми, вздрагивали по ночам при шуме проезжавших машин. Тогда многих переселенцев увезли военные в форме НКВД, а вернулись домой единицы. Люди исчезали в неизвестности – бесследно. Ефросинья Дмитриевна собрала две котомки с тюремными вещами на случай ареста.

По стране катился страшный каток беззакония, разорения российских сел и голода. Люди пытались бунтовать, бросали свои усадьбы, уходили в города, на заводы. И до Урала доходили слухи о расстрелах в подвалах НКВД.

Вся семья Маториных – и родители, и дети – перенесла унижение политическими репрессиями по социально-классовому признаку. Это было великое горе. Скитались и прятались по домам, голодали. Вместе с ними переживала российская земля разлом устойчивого русского благополучия.

В июне 1941 года грянуло новое бедствие – Великая Отечественная.

 

 

Золотая осень. На подъеме надежд

 

Весна 1944 года. 17 лет. Александре Маториной упорством удалось закончить 8 классов средней школы. Учебу в десятилетке родители должны были оплачивать. Таких денег в обедневшей семье никогда не водилось. Девушка выдержала вступительный экзамен на фельдшерское отделение в Нижнетагильской фельдшерско-акушерской школе. На весь барак это было большой радостью – пожалуй, впервые за 13 лет жизни в неволе.

Август 1944 года – время яростного прорыва Красной армии к государственной границе СССР. Освобождены от врага Белоруссия и Украина, идут бои в Прибалтике. Войска вышли за пределы Отечества. Народ ликовал – близок разгром фашистского логова.

Фельдшерская школа ускоренно готовила кадры для фронта – измученные недоеданием, работой и учебой, бессонными ночами у операционных столов тагильские девчонки готовили себя к удару по Гитлеру. В военные годы из стен этого училища вышли лучшие специалисты. В их числе было имя фельдшера Александры Маториной. Но тогда она еще студентка, в ее душе – надежда на будущую свободную жизнь.

В те годы здесь сложился сильный педагогический коллектив. Преподавали врачи из тагильских госпиталей, решительные хирурги, которые при наступательных операциях не спали по несколько суток, не отходили от стола под бомбежкой, орудийным обстрелом. Эти люди установили в школе строгий порядок в учебном процессе, создали для 16-17-летних девочек атмосферу добра и уверенности в лучшем. Известно, что была организована столовая для ослабевших студентов. Игнорировалось и поражение в правах. Стране нужны были опытные медики, и это было главное.

Александра в учебе была отличницей. Также успевала подрабатывать санитаркой, а позднее и медицинской сестрой. В хирургическом отделении новой больницы Наркомчермета, открытой в 1943 году на базе эвакогоспиталя № 2551, убывшего на фронт, прошли ее первые бессонные ночи. Заведующий отделением, добрый и талантливый хирург, Леонид Николаевич Великанов учил ее обработке и лечению ран, профилактике нагноений. Она научилась бережно, ловкими движениями, не больно накладывать сложные повязки и многому другому.

Прибывшая с фронта из Кенигсберга операционная сестра Зинаида Ивановна Чеснокова учила ее бинтовать раны, ассистировать на малых операциях. Старшая медсестра Татьяна Филипповна Гладкова, которую и мы в шестидесятые годы и на практике, и врачами просто боялись, была строжайшим ее учителем. Александру учили асептике. Она помогала старшей санитарке тете Моте проводить наркоз эфиром через маску Эсмарха. Это были самые нужные, самые мудрые университеты ее жизни. 3 года она отлично справляясь с учебой, провела в больничных палатах и в операционной. В штате больницы не состояла, зарабатывала малые деньги как подсобный рабочий.

В 1965-1970-х годах я, молодой анестезиолог-реаниматолог, был приглашен в медицинское училище преподавать экстренную помощь при неотложных состояниях, был представлен директору Милице Федоровне Маргаритовой. С 1946 по 1970 год она трудилась в Нижнем Тагиле преподавателем, директором медицинского училища. Тогда, выступая на торжественном собрании в честь Дня Победы, она рассказывала о подготовке кадров для фронтовых госпиталей.

В числе самых блистательных неоднократно звучала фамилия студентки Александры Маториной, ставшей опытным фельдшером, крупным организатором заводской медицины. В ее словах прозвучало, что эта выпускница заранее готовилась к лекциям, отлично понимала материал, доложенный преподавателем.

 

 

Ее вклад в Победу

 

Александра успевала всюду. И раньше – после школьных уроков, и после лекций, у постели больного начиналась ее смена в тагильских госпиталях. Помогала умывать раненых, терпеливо кормила их с ложки, раздавала лекарства, делала внутримышечные инъекции. Нередко выполняла обязанности санитарки, перемещала больных по палатам, в звене переносила больных на операционный стол, застилала койки, переносила ведра с водой.  Писала письма для раненых в родной дом.

Часто палаты превращались в концертные площадки. В репертуаре были приветствие, обязательно симоновские стихи – «Жди меня», «Бьется в тесной печурке огонь». Пели «Катюшу», «Руки», «Вставай, страна огромная». Устраивали танцы под патефон.

Группы студенток ходили по домам, собирали теплые вещи, шерстяные шарфы, варежки и носки, валенки. Девушки шили кисеты, вышивали их со словами призыва крепче бить фашистскую гадину. Кисеты заполнялись табаком, там же были и личные пожелания. Эти подарки отправляли  с эшелонами, уходящими на фронт. Парни по задворкам, на свалках собирали металлолом, на НТМЗ, заводе имени Куйбышева трудились на подсобных работах., загружали на отправку вагоны готовой военной продукции, распиливали бревна, кололи дрова, выносили из цехов заводской мусор, токарную стружку. Подростки быстро становились взрослыми. Каникулы у них проходили в больницах, на заготовке дров для училища. Собирали ягоды, грибы, лесные лечебные травы, готовили их впрок. В сентябре выезжали в кедровники, заготовляли кедровый орех для госпиталей. Осенью, с августа до заморозков, копали и вывозили в хранилище картошку в Леневском совхозе.

Работалось нелегко, но нелегко было и бойцам на передовой. Повзрослевшие дети знали – все для Победы, все для армии и флота. Родина высоко оценила детский труд для Победы. В мирные 60-е годы бывшим подросткам за трудовое отличие в годы войны были присвоены почетные звания: Труженик тыла, Ветеран Великой Отечественной войны. На парадах Победы они шли в колоннах вместе с бывалыми фронтовиками.

Это воинское звание заслужила и Александра Афонасьевна Маторина-Рысева. В ряду ее мирных правительственных наград медали «За трудовое отличие», «За доблестный труд», «Ветеран труда». Она удостоена и боевых наград – четырех юбилейных медалей в честь Победы в Великой Отечественной войне.

 

                                                

36 лет в металлургии Урала

 

В августе 1947 года, после успешного окончания фельдшерско-акушерской школы, с дипломом фельдшера, Александра Маторина была принята в поликлинику НТМЗ. Работала участковым терапевтом, после вызовов шла принимать пациентов в рабочем кабинете. С этого времени вся ее трудовая деятельность на 36 лет была связана с уральскими металлургами. Александра отлично проявила свои способности в заводской медицине. В 1947-1961 г.г. она образцово трудилась фельдшером здравпунктов доменного, рельсобалочного цехов. В 1953-1959 г.г. руководила коллективом здравпункта обжимного цеха в должности старшего фельдшера.

Ее аналитический ум, безупречный труд, мощные организаторские способности и четкая позиция руководителя поликлиники металлургов Алисы Карловны Мищенко «Развивать инициативу» сопутствовали росту карьеры. В 1959 г. А.А.Рысева была переведена на должность цехового ординатора первого мартеновского цеха.

Александра Афонасьевна работала самостоятельно, обеспечивала анализ заболеваемости и травматизма, делала соответствующие выводы, вносила конкретные предложения по каждому случаю. Она подготовила свою систему оздоровления металлургов. Главным ее направлением была расширенная диспансеризация по выявленным заболеваниям с ежегодным лабораторным и рентгенологическим обследованием, анализом электрокардиограммы, осмотром профпатолога, офтальмолога, ЛОР-врача, хирурга и терапевта. Многих больных она консультировала с известным специалистом, кандидатом медицинских наук Тамарой Михайловной Дубинской, направляла их в Свердловский институт профзаболеваний. Она тщательно разбирала каждый случай легких и тяжелых травм. В цехе регулярно проводится контроль загазованности воздуха, производственного шума и освещенности рабочих мест. Эта работа в наши дни кажется рядовым мероприятием, но в начале 60-х годов всей этой профилактики приходилось добиваться. Для оздоровления Александра Афонасьевна направляла своих рабочих на диетическое питание, в ночной профилакторий, в дом отдыха и санатории Урала, Крыма и Кавказа, сама организовывала отдых с выездом в окрестные леса, зимой – на лыжах. В те годы в цехах НТМЗ-НТМК очень популярным был спорт. Тогда спортивный зал Дворца Культуры имел плотное расписание тренировок для всех заводских цехов, работали группы здоровья.

Именно в то время неугомонная Александра в заводском профсоюзном комитете поставила вопрос о строительстве круглогодичных цеховых баз отдыха с расчетом на все времена года, с выездом на отдых после рабочей смены. Уже тогда в планах дирекции было строительство оздоровительного комплекса на Леневке. К своему доктору мартеновцы могли легко обратиться за помощью или в цеховом здравпункте или на приеме в заводской поликлинике и всегда могли получить от нее эффективное решение. Рабочий класс уважал своего надежного и неугомонного цехового врача.

В те годы на НТМЗ в заводских здравпунктах трудился опытнейший фельдшерский состав. Все заведующие прошли суровую школу Великой Отечественной войны – и в медсанбатах на передовой, и в холодных заводских цехах ветераны самостоятельно решали проблемы, добивались результатов своим четким, непреклонным прилежанием. Эти люди были украшением Российской медицины.

Таким образом, Александра Афонасьевна именно добилась отличных результатов снижения заболеваемости по болезням дыхательных путей, по острым респираторным заболеваниям и гриппу, язвенной болезни, по инфекциям. В первом мартене снизился производственный травматизм. По ее предложениям заводской профком организовал в столовой «Металлург» диетический зал, готовились проекты заводских баз отдыха, строительства бассейна на стадионе «Уралец».

На пике эффективных показателей оздоровления трудящихся первого мартена, в 1961 году Александра Афонасьевна была направлена на высокую должность доверенного врача Свердловского областного Совета профсоюзов по заводскому комитету НТМК. Ее обширная организующая деятельность проходила без отрыва от лечебной работы. Она вела терапевтический прием в поликлинике металлургов, несла ночные дежурства в терапевтических корпусах медсанчасти НТМК.

В этот период великие организаторы здравоохранения В.Г.Дубинский и М.Н.Зеленская проводили глобальную реконструкцию Тагилстроевской медицины. Медсанчасть треста «Тагилстрой» (городская больница № 5) была введена в состав медсанчасти НТМК, были организованы 3 поликлиники – № 1 Тагилстроевского района, № 2 (наше старое название – металлургов), № 3 – строителей.

Все введенные больничные койки были распределены под профильные терапевтические отделения – гастроэнтерологическое (№ 1), кардиологическое (№ 2), пульмонологическое (№ 3). Эта реорганизация позволила объединить ресурсы и резко повысить уровень и качество лечебного процесса. Все вопросы объединения с поликлиникой НТМК прорабатывались совместно с доверенным врачом Обкома профсоюза металлургов.

Приняв ответственные полномочия новой должности, Александра Афонасьевна осваивала сложный объем руководящей работы. Она молода, энергичная, но – женщина. Она должна взять под контроль и опытнейших врачей, и крупных руководителей производства с учеными степенями, старых, заслуженных металлургов. Результаты ее деятельности через современную призму времени доказывают ее высокую эффективность. Имея большую лечебную нагрузку в больнице, она проводила строгий контроль обоснованности, объема и качества лечения тагильских металлургов. ВЖР, который был в составе НТМК, также был в круге ее работы. Пришлось изучать охрану труда и здоровья шахтеров, медицину горного дела. Производственный травматизм, анализ заболеваемости на производстве, строгий контроль за правильностью оформления и оплаты больничных листов. Кроме того, Александра Афонасьевна участвовала в работе ВТЭК при оформлении группы инвалидности заболевшим металлургам. Она терпеливо учила медиков грамотному оформлению экспертных документов, привлечению узких специалистов для консультаций по всем сопутствующим заболеваниям. При дефектах экспертизы, особенно после производственных травм, она всегда добивалась повторного освидетельствования. В ее практике несколько дел рассматривались в народном суде.

 

 

Война производственному травматизму

 

Именно в те годы профкомы цехов, головной заводской комитет НТМК, врачи-травматологи объявили войну производственной травме. В определенные дни на рапорте у директора комбината цеха отчитывались по состоявшимся травмам с детальным разбором причин и виновных. Наказания всегда следовали в суровых тонах. Лишение премии всему цеху считалось самым легким из них. Беспощадно от должности отстранялись серьезные руководители. Мягких решений директора комбината не принимали.

В этот период цеховые ординаторы стали участвовать в улучшении безопасности условий труда. По предложению А.А.Рысевой и главного травматолога города Ю.В.Казарина, впервые в городе, в 1961 году был открыт единый районный травматологический кабинет. Через 5 лет эти доктора добились расширения травматологических коек в городской больнице № 4 с 45 до 50. Еще через 2 года им удалось получить финансирование и открыть круглосуточный районный травматологический пункт Тагилстроевского района.. Травмпункт был оборудован в районной поликлинике и стал самостоятельным подразделением больницы. Первым его руководителем была назначена опытный травматолог, ученица Ю.В.Казарина, Галина Константиновна Смоленцева  (Завалина). Пройдет еще 10 лет, и нашей великолепной двойке – Ю.В.Казарину и А.А.Рысевой – удастся добиться расширения травматологического отделения до 80 коек.

В службу охраны труда и техники безопасности профком комбината и доверенный врач передали проект мероприятий по охране труда. В их числе была программа развития травматологической помощи металлургам с финансированием от НТМК. Заместитель главного инженера В.А.Вандышев утвердил этот проект у директора НТМК.

Ежегодно врач-травматолог выезжал на тематическое усовершенствование в ведущие клиники страны. В Свердловске это было у Федора Родионовича Богданова, позднее – у А.М.Волковой, Стеллы Валерьевны Гюльназаровой, в Кургане – у Гаврилы Абрамовича Илизарова, в Москве – в ЦИТО, в Ленинграде – в институте травматологии, в Новокузнецке – в ГИДУВе. Стажировались, осваивали новые, современные технологии, внедряли их, обучали коллег и держали ответ перед Ю.В.Казариным за их результаты. А Казарин никогда добреньким не был.

Сам Ю.В.Казарин первым в городах области провел компрессионно-дистракционный остеосинтез при тяжелых переломах крупных трубчатых костей. Самую первую такую операцию он провел вместе с Гаврилой Абрамовичем Илизаровым в травматологической операционной нашей больницы.

Для травматологов их заявки на изготовление инструментов, деталей аппаратов Илизарова, техническая помощь в больнице исполнялись в срочном порядке через службу техники безопасности. Кольца и стержни для аппарата Илизарова, длинные болты, стержни для интрамедуллярного остеосинтеза при переломах длинных трубчатых костей изготавливались с механическом цехе из титана, доставленного из Верхней Салды Из этого легкого металла умелые токари вытачивали для травматологов самые необходимые детали. Дрели, отвертки, гаечные ключи специально обрабатывались на станках для успешного проведения операций. В.А.Вандышев и Ю.Д.Охотников, посещая своих пациентов, обязательно уточняли с травматологами их нужды.

В те годы больница имела самые прочные связи с крупными промышленными предприятиями – ЗМК, трестом «Тагилстрой», мебельной фирмой «Тагил», Управлениями Уралдомнаремонт, Востокметаллургмонтаж, Буровзрывных работ и, особенно, с цехами НТМК. Тесные дружеские отношения связывали медиков с производственниками. Алексей Кузьмич Зюков, директор завода металлоконструкций, отправлял свою молодежь на больничные вечера отдыха во Дворце Культуры НТМК, помогал своим цеховым врачам в обеспечении жильем. Приезжавшие молодые доктора через трест «Тагилстрой» и НТМК обеспечивались квартирами, яслями и детскими садами. С коллективом больницы тесно сотрудничали центральная лаборатория комбината, проектный отдел, служба главного механика во главе с замечательными металлургами А.Е.Рутковским (талантливым уральским художником), М.И.Аршанским (ученым-металлургом, кандидатом технических наук), А.С.Веселовым, коксохимическое производство во главе с талантливым художником, ученым-химиком, кандидатом химических наук А.З.Смелянским, подарившим тагильскому здравоохранению технологию коронароангиографии и восстановления проходимости коронарных артерий. Начальник кислородного цеха В.Лучицкий для технического обеспечения аппаратуры отделения анестезиологии-реаниматологии выделил должность мастера с должностным окладом Б.К.Романова. По его приказу для обеспечения наркозов при операциях для поддержания постоянного давления кислорода в кислородопроводе в больничную рампу доставляли и подключали кислородные баллоны. Больница обеспечивалась также углекислотой для операционных, аргоном, инертными газами для реанимационных палат. Кислородчики вытачивали для наркозных аппаратов бронзовые переходники и гайки.

Старший диспетчер комбината Ю.А.Брискин на планерках неоднократно получал приказы директора комбината В.Г.Удовенко по оказанию технической помощи, на выделение необходимого транспорта при аварийных ситуациях в больнице. Управление коммунального хозяйства круглосуточно обеспечивало в больнице работу дежурного электрика. В те годы руководство НТМК поддерживало свою медсанчасть – 4-ю городскую больницу – как дополнительный цех производства. При этом обеспечивалось самое главное, самая основная задача – вернуть здоровье пострадавшему. Цель была общая.

Было время, когда за значимые рационализаторские предложения врачей-анестезиологов главный инженер комбината Иван Харитонович Ромазан награждал денежной премией. Неоднократно весь персонал больницы получал в кассе НТМК 13-ю зарплату в качестве поощрения за безупречный труд по лечению металлургов. Коллектив ГБ № 4 обозначался в денежной ведомости как цех здоровья. Уже в последние годы двадцатого столетия в цехах НТМК действовали врачебно-инженерные бригады, которые разбирали не только проблемы безопасного труда на металлургическом производстве, но и экологию окружающей среды. Вот тогда и преобразилась площадь с монументом В.И.Ленина, зазеленели очищенные тротуары.

Своей умной, целеустремленной работой, творческими решениями А.А.Рысева заслужила высокий авторитет. Активно действовал травматологический пункт, принимая до 90-100 пострадавших в сутки, причем в том числе и повторный осмотр травматолога. Внедрение физиотерапии, лечебной гимнастики, массажа, непрерывный контроль врача ускорили сроки выздоровления и выхода на легкий и основной труд. Появились первые показатели снижения заболеваемости по травме. В службе технической безопасности и охраны труда комбината все случаи производственных травм рассматривались поэтапно, под контролем В.А.Вандышева, Ю.Д.Охотникова и А.А.Рысевой. Они нередко спорили до высоких нот, но женщина – мудрый доктор терпеливо, без надрыва, умела убедить шумных начальников и всегда была на защите прав пострадавших. Ее организаторский способности, высокая требовательность к себе лично, скрупулезное исполнение трудового законодательства поражали многих руководителей производства. Она не признавала компромиссов, всегда призывала коллег к честному решению в сложившейся острой ситуации, главное – в интересах здоровья пострадавшего. Она перечеркивала решения руководства цехов по переводу больного на легкий труд, когда он еще нуждался в стационарном или поликлиническом лечении. На одном из совещаний, проводимых секретарем обкома КПСС Б.Н.Ельциным, Борис Николаевич был поражен критикой и строгой принципиальностью доверенного врача профсоюза металлургии А.А.Рысевой и принял ее предложения к сведению.

С опытом росла популярность заводского врача среди производственников. В 1977 году ее повышают в должности. С учетом ее мощного организаторского таланта ее переводят на работу в областной комитет работников металлургии, на должность доверенного врача Центрального комитета профсоюза металлургов. География и слава доктора-металлурга распространилась на крупные города Среднего Урала: Нижний Тагил, Кушва, Кировград, Ревда, Первоуральск, Качканар, Краснотурьинск, Нижняя и Верхняя Салда  и другие центры металлургии. Основная задача ее деятельности – контроль за безопасностью труда и медицинское обеспечение пострадавших. Ее энергии, знания и опыта хватило бы на крупный производственный центр с многочисленным штатом опытных специалистов. В работе она всегда сосредоточена. Ее выдержки хватало и на разбор запущенных случаев с обманными коэффициентами, и на многочисленные командировки, и на выступления в судах, и на анализ по медицинскому обеспечению заболевшего металлурга, и на анализ проведенной работы по охране труда на металлургическом заводе. С истинной раной в душе она шла в палату к пострадавшему при аварии. В деталях выслушивала доклад лечащего врача и заведующего отделением. Приходила с цветами, гостинцами, проявляла при этом искреннее женское сочувствие. Она и ее сотрудники скрупулезно отслеживали весь лечебный процесс. Лучшим подарком для нее при командировках на заводы было снижение производственного травматизма. За каждой цифрой улучшения показателей ей виделись счастливые улыбки в рабочей семье и радость выздоровления у пострадавшего.

Ей тяжелый неженский труд, с постоянным психологическим напряжением, отмечен многими правительственными наградами. При вручении их Александра Афонасьевна говорила, что лучшая награда для нее – это возможность дышать свежим тагильским воздухом. И всегда вспоминала о безвинных репрессиях для всей семьи, говорила, что эти награды- только для ее любимых отца и мамочки.

Закончив в 1983 году свою 36-летнюю трудовую деятельность, она не потеряла своих организаторских способностей, всегда была активной и энергичной. Она много сил отдала воспитанию внуков. Андрей и Максим выросли, стали тружениками и добрыми людьми. Они воспитаны на достойных примерах своей доблестной бабушки с нелегкой медицинской и заводской судьбой. Своей бескорыстной поддержкой она научила внуков науке добра и справедливости, наперекор злу и несправедливости.

Вот так на нашей земле взрастали семена добра и российских талантов. Несгибаемая, нежная Александра…

 

 

 

А.А.Севрук,

Заслуженный врач Российской Федерации

 

 

 

 

 

Вверх